Новости KPRF.RU
Перечисление средств. Призываем поддержать избирательную кампанию П.Н. Грудинина


Уважаемые соотечественники! Избирательная кампания по выборам Президента Российской ...

Павел Николаевич Грудинин. Биографические данные


Биографические данные кандидата на пост Президента Российской Федерации от КПРФ и ...

«Красная Линия» о Павле Грудинине: Территория социального оптимизма


Представляем специальный репортаж телеканала «Красная Линия» - «Территория социального ...

Пора обезвредить прикремлевских провокаторов


Публикуем Открытое обращение Г.А. Зюганова к главе государства.Уважаемый Владимир ...

«Синусоида информационной войны». Аналитический доклад о характере информирования о событиях президентской выборной кампании на пяти федеральных телеканалах


«Синусоида информационной войны». Аналитический доклад о характере информирования о ...

Архивы публикаций
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728 
ВАЖНО
Опрос посетителей
вам нравится сайт

Было лучше, стало хуже. Как черемховский мэр Семенов людей переселял

Бывает такая власть, что надо десять раз подумать, прежде чем привлекать к себе ее внимание. Жители Черемхово, о которых пойдет речь, имели неосторожность попасть в поле зрения местного градоначальника Вадима Семенова в тот момент, когда ему, как можно предположить, срочно надо было сделать план по переселению из ветхого и аварийного жилья и отчитаться куда следует. В итоге насильно облагодетельствованные этим чиновником люди не знают, куда и бежать…

Было лучше, стало хуже. Как черемховский мэр Семенов людей переселял

Началось с крыши

Три деревянные двухэтажки в Черемхово по адресам переулок Киевский, 3, а также улица Щорса, 78 и 80, похожи, как близнецы-братья. В каждой по восемь квартир, имеется частичное благоустройство, время постройки – конец 50-х. Конечно, этот жилфонд немолод и в состоянии не блестящем, но все же речи об его аварийности до середины прошлого года не велось в принципе. Гражданам, которые и сами вкладывались в улучшение условий проживания, ставили пластиковые окна и проводили другие посильные работы, просто хотелось ремонта, поскольку за все годы эксплуатации он если кое-где и проводился, то только частичный. Инициатива попросить власти решить имеющиеся проблемы родилась в одной из квартир на втором этаже одного из домов – там протекала кровля. Собрали подписи и направили письмо на имя мэра города – мол, обратите на нас внимание. Дело было в июне 2017-го.

А в июле представители местной управляющей компании известили: состоится общее собрание жильцов, приедет градоначальник. И Семенов действительно прибыл лично и изрек, что, мол, проще ваши дома снести, чем делать ремонт. В августе появилась информация, что дом в срочном порядке признали аварийным – хотя работы положенной в таких случаях комиссии никто из наших собеседников не видел. Никакие занятые осмотром и оценкой состояния официальные лица в домах и их окрестностях замечены не были, связанных с таким процессом бумаг жильцам не показывали.

Ну да ладно, властям виднее. Тем более что примерно с середины сентября квартплата стала ощутимо меньше – причиной стал свалившийся населению домов как снег на голову статус аварийности их жилья. На что, в таком случае, тратилась вычтенная разница раньше – об этом уже никто и не спрашивал.

В ноябре жильцам велели в спешном порядке собирать документы для переселения – бумаги эти принимали тоже, можно сказать, в «упрощенном порядке» – без составления описей. Успевали с этим до конца декабря. Надо сказать, что местные жители занимают свои старые квадратные метры на разных основаниях – у кого-то это социальный наем, кто-то приватизировал свое жилье, а кто-то купил, причем в некоторых случаях – совсем недавно.

Стремительное вручение

А 18 января жильцов по телефону пригласили на вручение ключей от нового жилья, с которыми стремительно произведенные в новоселы граждане поехали знакомиться как с сюрпризом – ведь конкретные условия у каждого никто не выяснял, вариантов не предлагал, весь этот процесс длился вообще без всякого касательства к гражданам. Для многих сюрприз оказался неприятным.

Так, одну из наших собеседниц, Юлию Харебину, на месте ожидало неприятное разочарование – ее семью из пятерых человек из двухкомнатной квартиры площадью 37,1 квадратного метра выселяли в «однушку». Мало того что фактически предоставленная площадь, перемеренная Юлией, оказалась 34,6 метра вместо заявленных 36, так – и это самое главное – полезной площади 14,8 квадрата вместо прежних 25,5! Таким образом, в единственной небольшой комнате предстоит теперь как-то сосуществовать Юлии и ее пятилетней дочери, брату, пожилой матери и недавно пережившему паралич отцу-инвалиду, который, собственно, и является нанимателем жилья.

Что делать в такой ситуации? Спать в больших по метражу, чем в старом жилье, коридоре, кухне и санузле? Или кому-то располагаться на ночлег на полу в комнате – а с трудом передвигающемуся отцу, который, извините, курит, пробираться ночами к балкону через спящих домочадцев? И как пользоваться совмещенным санузлом? Как объяснять пятилетнему ребенку, что прямо сейчас в туалет нельзя – там принимает ванну дедушка, который уже не может осуществить названный процесс быстро, по-солдатски?

И ладно бы кто-то просил у господина Семенова переселения – так нет, Юлия с семьей очень хотят жить в прежней квартире, как они и намеревались всегда, и не надо уже никакого ремонта. Так нет – всех недовольных в ультимативном порядке уведомили, что с конца месяца в двухэтажках отключат воду и свет…

«Не под вас строили!»

Позвонили Семенову – тот без лишних разговоров послал недовольных обращаться в 112-й кабинет администрации, где популярно объяснили, что переселяемым из аварийного жилья гражданам дают метры, а не квартиры.

Как же так? Ведь речь идет даже не о формальном выполнении норм с сохранением количества комнат – ухудшать жилищные условия граждан при выполнении программы переселения местные власти не имеют права, насчет этого и решение Верховного суда есть. Не говоря уж об особом положении инвалидов! А тут ухудшение условий налицо!

Почему эти люди должны страдать за то, что муниципалитету, как можно предположить, припекло отчитаться об освоении государственных денег, причем не напрягаясь? А на реальные нужды населения, которые, кстати, и должны удовлетворяться по мысли разработчиков программы, плевать?

Заместитель мэра Черемхово Евгений Середкин так прямо и заявил Юлии – мол, это жилье строилось не под вас (датируется оно, кстати, 2013 годом)! А для кого? Новоселам не ведомо… Главное – подвернулось власти под руку.

В общем, приехали. Выходит, так: радуйтесь, что случайно на голову упало то, что вам и не предназначалось. А может, наоборот – деньги федеральные как раз людям и предназначаются, да только на местах чиновники ставят благую федеральную идею с ног на голову и сами распоряжаются этим ресурсом? Власти грозят тем, кто не желает переселяться, судом – а жители, в свою очередь, сами хотят судиться. И ничего ведь не требовали – только оставьте в покое! Ситуация парадоксальная – некоторые черемховцы не хотят того, что им положено, на что средства страной даны, только бы подальше от деятельности местного муниципалитета.

«Я там умру»

78-летняя жительница одной из двухэтажек Нина Яковлевна Горелова двухкомнатную квартиру здесь покупала в свое время на собственные деньги, ни у кого ничего не прося. Она почти глухая – слух и большую часть остального здоровья оставила на Черемховском заводе железобетонных изделий, где проработала долгие годы. Надеялась, что в собственном жилье удастся спокойно пожить на старости лет, пластиковые окна поставила, на ремонт потратилась. В этой же квартире живет ее работающий 52-летний сын, по мере возможности помогает матери. И тут – давайте выселяйтесь!

Квартиру женщине определили… тоже однокомнатную. Жить Нине Яковлевне с сыном предстоит на третьем этаже, лифта в доме нет – с трудом передвигающаяся женщина, плача, собралась в новой квартире медленно умирать, не выходя на улицу. Да и дом стоит на отшибе, поликлиника далеко, рядом нет ни остановок общественного транспорта, ни парка. В родном для себя районе человек прожил всю жизнь – и тут такое «новоселье». К слову, дом, в котором власть приказала жить бабушке, большей частью заселен бывшими воспитанниками детских домов. Так сложилось, хотя это, конечно, вовсе не общее правило, что молодые будущие соседи Нины Яковлевны не склонны к тихому и спокойному образу жизни…

При этом рядом с расселяемыми двухэтажками располагаются древние разваливающиеся бараки, в одном из которых вместе с еще девятью семьями живут дочь и внучка Нины Яковлевны. Так вот эти бараки никто не расселяет! Как рассказала нам ее дочь, Ольга Юристовна Никитина, которая не хочет стеснять мать и долгие уже годы обретается в этом, с позволения сказать, жилье, спят они зимними ночами в теплой одежде. Спят, завесив самую холодную комнату – для хоть какой-то изоляции от ползущего из всех щелей холода. В помещениях гуляет натуральный ветер. Просили администрацию переселить их хотя бы в двухэтажки, откуда определено выезжать прежним обитателям, – говорят, нет, нельзя, не дозволяется…

Такая вот программа переселения из ветхого и аварийного жилья в черемховском варианте. Даже прописывать в бараке Ольгу с дочерью администрация отказывается наотрез. А что, удобно – зачем лишние заботы? Нет надоедливых жильцов по бумагам – значит, их как бы нет и фактически. Остается один путь прописаться – через суд, да надо выложить 15 тысяч рублей, их матери-одиночке еще надо найти.

«Никто нас не спрашивал…»

Да, именно так – никто, видимо, особо не вникал, какие у каждого переселяемого на лихо освоенные муниципалитетом федеральные деньги жителя Черемхово особенности проживания. Так, например, семья Юлии Харебиной в прошлом году направила Вадиму Семенову письмо с просьбой рассмотреть особые условия семьи – в частности, что есть в ее составе пожилой инвалид. Ответа ждут до сих пор – мэрия уверяет, что его отправила. Уже и на почту звонили – нет, идет где-то все еще этот документ по необъятному Черемхово...

Учитывая горький опыт, многие опасаются будущего в новом жилье. Так, Галине Коробкиной с сыном и 13-летней внучкой тоже определено переезжать в дом, некогда построенный для сирот. Вроде как несколько квартир в этом доме мэрия выкупила. Но никаких бумаг будущим жильцам никто не показывал, юристы с ними не говорили. И женщина опасается такого «пересечения программ» – а не постучат ли в какой-то момент в двери другие люди, располагающие правами на эти же квадраты? Ведь, судя по состоянию двухкомнатной квартиры, кто-то там ранее уже жил. Да и, судя по визиту на предписанное властями новое место жительства, тихой и спокойной жизни там, как и в случае с Ниной Яковлевной, ожидать не приходится. 67-летней Галине Кирилловне хочется спокойно отдохнуть после суток работы – а трудится она, к слову, диспетчером в аварийной службе, имея уже четверть века стажа в коммунальной сфере…

Семье Натальи Файрушиной досталась одна комната вместо прежних двух – было 38 «квадратов», стало 36,1. При этом прописаны в прежней, приватизированной квартире, кроме Натальи, ее брат и отчим. С нею же живет ее несовершеннолетняя дочь. Ездили в мэрию – там ничего слышать не хотят: мол, и тому радуйтесь. А в единственной комнате нового жилья 11 «квадратов». Этим людям тоже, видимо, придется обживать кухню, коридор и санузел, как и семье Юлии Харебиной. Если б о таком благодеянии Наталья узнала еще летом – сразу бы отказывалась от «милости», как и многие. Вспоминает, как раз перед переселением купила обои, собиралась ремонт в квартире делать… На прежнем месте у этих горожан есть и подвалы, и гаражи, и теперь, в срочном порядке переезжая по приказу мэрии по новым адресам в десятидневный срок (!), люди не знают, куда что поместить. Еще одной женщине изначально досталась однокомнатная вместо «трешки», но она, как и многие, жаловаться опасается – а вдруг и это отберут?

В аналогичной ситуации и Ольга Шкаленова и ее муж: вместе с двумя разнополыми детьми им придется переезжать из приобретенном на средства материнского капитала с доплатой двухкомнатной квартиры – в «однушку». А ведь это – неправильная ситуация. Деньги на переселение людей выделял не господин Семенов и даже не городской бюджет, а государство, но получается, что программа работает во вред черемховцам.

Так что же: население в Черемхово – не цель, а средство реализации программы, чтобы галочки расставить, и людей распихивают куда придется, как бессловесную биомассу? Люди в морозы в авральном порядке пакуют вещи, каково бы ни было состояние их здоровья, а мэр пока от процесса отстранился. Ушел на больничный, как выяснили пытающиеся дозвониться до него «счастливые новоселы», фигурирующие в победных докладах…

А воз и ныне там

Изначальное предназначение ранее построенного жилья в Черемхово, в которое сейчас стремительно расселяют этих и других людей, - отдельная тема. Ясно одно – гарантированный спрос и федеральная оплата за эти квадратные метры, наверное, были кому-то интересны. А ведь имеющие право на переселение собственники аварийного жилья могут рассчитывать не на «квадраты», а на полноценную (не символическую!) денежную компенсацию.

Что касается господина Семенова, то под его руководством выделенные для народных нужд бюджетные средства часто начинают использоваться каким-нибудь оригинальным, неожиданным способом. Вспомним, в 2014 году для решения проблемы черемховских погорельцев – а тогда, в апрельскую ночь, огонь уничтожил 18 жилых домов – из областного бюджета были выделены десятки миллионов рублей, только обещанных сертификатов на жилье эти люди так и не увидели. Уж и погорельцы 2017 года, потерявшие жилье на пожарах в других муниципалитетах Иркутской области в подобных же условиях, давно получили деньги на новое жилье, а в Черемхово воз и ныне там…

Наталья АКСЕНОВА
Источник: «Байкальские вести»
местное самоуправление, чиновники, ЖКХ

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
САЙТЫ
Личный кабинет
#########