Новости KPRF.RU
«О присвоении Ленинской премии ЦК КПРФ 2018 года». Постановление Президиума ЦК КПРФ


Рассмотрев информацию заместителя Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новикова о предложениях, ...

Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Дню международной солидарности трудящихся – 1 мая


Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Дню международной солидарности трудящихся – 1 мая.- Да ...

Сергей Обухов о возможных кадровых назначениях в новое правительство: Все «окутано секретностью», а «утечки» - это скорее дезинформация


По просьбе РИА «Новый День» секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов прокомментировал ...

"Карл Маркс и русские революционеры". Статья в газете "Правда"


В годы молодого Маркса Россия была страной позднего феодализма, единственной в Европе, ...

"Мерзкая гримаса". Рецензия на сериал "Березка" в газете "Правда"


Среди мерзких гримас, которые постоянно преподносит нам нынешнее телевидение, эта стала ...

Архивы публикаций
«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
ВАЖНО
Опрос посетителей
вам нравится сайт

Лакмус оппозиции. Поводы для оптимизма есть, но умеренные

Кампания по выборам президента закончена. Пора отвлечься от эмоций, которые по понятным причинам еще бушуют и будут бушевать, и попытаться спокойно, трезво оценить произошедшее. В конце концов избирательная кампания такого масштаба – это всегда «лакмусовая бумажка» для власти и общества, позволяющая увидеть: какова поддержка властей, какой существует в обществе политический расклад. Насколько сильна оппозиция? Об этом я хочу порассуждать в своей статье.

Лакмус оппозиции. Поводы для оптимизма есть, но умеренные

Выборы президента в России принципиально отличаются от выборов на Западе. В России такие выборы – это механизм пролонгации полномочий действующего президента или передачи власти специально выбранному для этого «преемнику». Задача электората состоит лишь в том, чтобы сделать эту пролонгацию или передачу легитимными в глазах международного сообщества, а для этого у власти припасены самые разные методы – от пропагандистского и административного нажима до фальсификаций в избирательных комиссиях. За всю историю постсоветской России, то есть за последние 27 лет, не было ни одного случая, чтобы на выборах президента победил кандидат от оппозиции, хотя мы знали времена, когда президент не пользовался ни малейшей популярностью у избирателей, а оппозиция имела мощную поддержку. И это вполне естественно: избирательные кампании у нас и строятся таким образом, чтобы этого не произошло.

Разумеется, в действительности и на Западе несистемная оппозиция и граждане, которым не нравятся не только отдельные кандидаты, но и вся политически-экономическая система постмодернистского капитализма, также имеют мало шансов на победу. Мы с вами видим, что большинство простых граждан в странах Западной Европы возмущены участием их правительств в бесконечных конфликтах на Арабском Востоке, наплывом мигрантов из Азии и Африки, дискриминацией большинства со стороны меньшинств, но правительства продолжают посылать войска в Ирак, открывать границы для беженцев и поощрять гей-активистов. Тем не менее элита западных стран, как правило, разделена на два лагеря, между которыми существуют «джентльменские соглашения», поэтому власть переходит от одной ведущей партии к другой (от консерваторов к лейбористам в Британии, от демократов к республиканцам в США) притом что, по существу, больших изменений во внутренней и внешней политике не происходит. Зато картинка выборов гораздо больше напоминает свободное демократическое волеизъявление, чем в России.

У нас «при раннем Путине» также была попытка построить двухпартийную систему западного образца с тем, чтобы обе партии выражали интересы одной и той же олигархической элиты, сформировавшейся в ходе дележа советской госсобственности в 90-е. В связи с этим администрация президента пыталась провести «трансформацию КПРФ», дабы превратить ее в парию социал-демократического образца. В левопатриотическом движении еще хорошо помнят «два десятых съезда», один из которых проходил на теплоходе при полной поддержке со стороны властей. Однако ничего из этого не получилось (что еще раз подтверждает, что не правы те, кто обвиняет нынешнее руководство КПРФ в том, что они якобы играют на стороне администрации президента. Будь оно так, преемником у Путина был бы не Медведев, а кто-нибудь из новоявленных «социал-демократов»). Такая же неудача ждала власть и на праволиберальном фланге – создать «оппозицию его величества», за которой бы пошел либеральный электорат, не вышло.

Поэтому Путин и вынужден пролонгировать свои полномочия или назначать вместо себя таких временщиков, при взгляде на которых не поймешь: то ли плакать надо, то ли смеяться. Сама пирамидальная структура российского олигархата не оставляет других вариантов.

Но президентские выборы – 2018 даже здесь стоят особняком. После «крымской весны» рейтинг Путина стремительно вырос. Значительная часть граждан поначалу поверила, что он – собиратель советских земель и настоящий борец с Западом. Вскоре, однако, настроения стали меняться: Путин бросил на произвол судьбы народные республики на востоке Украины, ведет лукавую политику по отношению к нашему единственному союзнику с запада – Беларуси, топит в словоблудии о чисто экономических подходах проект реальной евразийской интеграции. В отношениях с Западом он очень осторожен, постоянно предлагает Западу все новые и новые сценарии примирения (что естественно для лидера, правительство которого давно переселило свои семьи в Лондон), зато во внутренней политике непреклонен: приватизация продолжается, заводы банкротятся, школы и больницы сокращаются. Рейтинг президента, скакнувший в 2014, стал ползти вниз (а рейтинг «Единой России» рухнул настолько, что президент в 2018-м побоялся выдвигаться от «родной партии»). Но президентский агитпроп уже успел создать сказочку о «всенародной поддержке президента», которую растрезвонили все официальные СМИ. Пришлось эту сказку делать былью. Согласно утечкам в СМИ из самых высоких сфер, администрация президента в начале кампании поставила перед ЦИК и органами исполнительной власти задачу: обеспечить реализацию формулы 70/70 (то есть 70% явки и 70% голосов за Путина). Какие же для этого использовались способы?

***
Организация максимальной явки избирателей обеспечивалась по-разному.

Прежде всего были отменены открепительные удостоверения. В стране большое число граждан зарабатывают себе на жизнь отходничеством, то есть уезжают в другие города и регионы, где зарплата существенно выше, числясь при этом жителями своих малых городков и сел. Во Владимирской области есть города, где до 40% граждан фактически не живут по месту прописки, а наезжают домой лишь время от времени. Да и те, кто остался в родных городах, не всегда живут там, где прописаны. Раньше всем им требовалось брать открепительные удостоверения, чтобы проголосовать не в своей территориальной комиссии, понятно, что такая волокита людей не устраивала и они просто не приходили на выборы. В ходе президентской кампании-2018 открепительные удостоверения отменили, стало достаточно просто заявить, где ты будешь голосовать и такого гражданина вносили в списки избирателей комиссии места его пребывания. По мысли стратегов этой кампании, это должно было существенно повысить явку избирателей. Представители оппозиции отмечали, что это может послужить и инструментом давления на избирателей: избирательные комиссии могут теперь открываться прямо по месту работы избирателей и начальство, заставив их зарегистрироваться там, сможет как минимум контролировать явку, а то и само голосование. Забегая вперед, скажем, что так оно и случилось.

Еще один метод – совмещение выборов с референдумами о благоустройстве района, города, села. Референдумы проводились в соседних с избирательными пунктами помещениях и, конечно, они привлекали граждан, которые хотели бы, чтобы в их районе или городе появились новые детские площадки или парки.

Наконец, существует закон политологии, согласно которому явка повышается, если кампания становится ярче, в ней появляются новые лица. В этом смысле выдвижение такой скандальной медийной персоны как Ксения Собчак, несомненно, согласованное с администрацией президента, было направлено в том числе и на повышение явки.

Разумеется, власть не могла обойтись и без знакомых «серых» административных методов, особенно в провинции, где проверить и доказать что-либо гораздо труднее, чем в мегаполисах, а население, в силу большей зависимости от властей, пассивно и управляемо. Еще до выборов, 7 марта, ЦИК получил более 300 заявлений о такого рода нарушениях (в основном от студентов и бюджетников из провинции). Многочисленные сообщения в интернете и социальных сетях в день выборов показывают, что местная власть (районные, городские, областные администрации), как это всегда бывает, усилила нажим на бюджетников. Работников больниц и поликлиник обязали регистрироваться в комиссиях не по месту проживания, а по месту работы (как и предупреждала оппозиция), чтоб было легче контролировать их явку. В вузах иногородних студентов, проживающих в общежитиях, обязали не уезжать домой. В день выборов в общежитиях дежурили преподаватели (которых специально вызывали звонками из деканатов) и они проверяли: идут ли студенты на выборы.

Высокую явку обеспечивали, как водится, солдаты, которых никто не спрашивал: хотят ли они голосовать. Их просто привозили на избирательные пункты на машинах и приказывали идти и проголосовать. То же самое касается рабочих с промышленных предприятий: их привозили на пункты на автобусах. «Ноу-хау» нынешней кампании стало требование к работникам бюджетных организаций, чтоб они обеспечили приход на участки по 10 своих родственников и знакомых (списки и указания участков работники должны были предоставить начальству).

***
Но помимо обеспечения высокой явки власть была, как уже говорилось, обеспокоена тем, чтобы не менее 70% избирателей проголосовали за «основного кандидата». Для этого архитекторы выборов также пошли на некоторые хитрости.

Прежде всего была перенесена дата выборов. По закону выборы президента в РФ должны были состояться 11 марта 2018 года, но поскольку на эту неделю пришелся праздник 8 Марта, решено было перенести день выборов на следующее воскресенье – 18 марта. Однако всем известно, что это дата присоединения Крыма к России, которое считается самым важным геополитическим достижением президента Путина. Эксперты сразу указали, что здесь есть момент нечестной игры: власть подталкивает избирателей к определенному выбору и с этим сложно спорить.

Выдвижение Ксении Собчак, с большой долей вероятности инициированное администрацией президента, кроме внесения интриги имело целью, конечно, вызвать отторжение у либеральной части электората. Собчак настолько не любят из-за ее вызывающего поведения, что многие сторонники либеральной программы, увидев ее в списке претендентов, просто предпочли не идти на выборы.

Конечно, не обошлось без «подставных кандидатов» – Максим Сурайкин свои 0,6% без сомнений украл у кандидата от КПРФ, для чего он, собственно, и был выдвинут.

Сама избирательная кампания проводилась с многочисленными нарушениями закона. Пользуясь своим служебным положением, кандидат Путин (он же действующий президент) предоставил разного рода бонусы пенсионерам, озаботился проблемой низких зарплат бюджетников. Естественно, это расположило в его пользу значительное число людей.

Избирательная кампания не отличалась широкой свободой слова. Ни по одному из федеральных каналов не прозвучало ни слова критики в адрес «основного кандидата» (хотя интернет буквально фонтанировал компроматом – на это время пришелся раскрученный Навальным скандал с Приходько и Дерипаской, которые обсуждали на яхте вопросы большой политики в присутствии девиц легкого поведения). Путин подчеркнуто отказался участвовать в дебатах, а его сервильные политологи высокомерно объяснили, что все остальные кандидаты слишком мелки, чтобы спорить с ним (тем самым фактически оскорбив миллионы россиян, выдвинувших своих кандидатов).

Сами дебаты были организованы таким образом, что кандидаты не могли вступить в спор, парировать друг другу, высказать свое мнение о программах своих соперников. Как школьники у доски, они по полчаса ждали отведенных им несколько минут, чтоб рассказать хотя бы об основных тезисах своей программы. Но и это им мешал делать скандалист Жириновский, который устраивал омерзительные сцены на глазах миллионов телезрителей. В любой стране Европы за публичную нецензурную брань в адрес женщины он попал бы в тюрьму; у нас он не только не был снят с выборов, ведущие даже не вывели его из студии. Становилось ясно, что администрация президента для того и одобрила выдвижение этого шоумена, чтоб он превращал дебаты в фарс и тем самым дискредитировал всех кандидатов, кроме Путина.

Но даже такие дебаты старались показывать в самое несмотрибельное время, например, в 8 утра. Кремлевские стратеги избирательной кампании не желали, чтоб большое число россиян увидели выступления других кандидатов.

Однако отвратительнее всего выглядело ежедневное шельмование кандидата от КПРФ и НПСР Павла Грудинина – фактически единственного участника избирательной гонки, который мог составить хоть какую-то конкуренцию Путину. На него выливались тонны информационных помоев, его обвиняли в том, что у него миллиардные богатства за границей, что он притеснял работников своего совхоза. Кандидат Сурайкин даже притащил на дебаты одну такую обвинительницу, которую по странной оплошности охрана «Останкино» пропустила на передачу. Журналисты с невообразимым цинизмом заявляли, что на то, дескать, и выборы, чтоб полоскать «грязное белье» кандидатов. Полоскать «грязное белье» другого кандидата, имя которого всем нам известно, наши штатные «борцы за правду», впрочем, не решились.

После всего этого не приходится удивляться результатам выборов, которые можно охарактеризовать одним словом – перестарались.

***
Как стало известно уже утром 19 марта, явка на выборах составила около 67,49% избирателей (108 млн 997 тыс. 370 избирателей) (Сводная таблица Центризбиркома 2018). Организаторам избирательной кампании не удалось поднять явку до искомых 70%, но следует признать, что не хватило совсем чуть-чуть. Это действительно в процентном соотношении выше явки 2012 г., когда на избирательные участки пришло 65,34% избирателей (109 млн 860 тыс. 331 избиратель) (Сводная таблица Центризбиркома 2012), но выше несущественно – на 2 с небольшим процента. К тому же в абсолютных величинах явка на выборах-2018 была ниже примерно на 1 млн человек.

Итак, победные реляции ЦИК и провластных СМИ о рекордной явке – просто хорошая мина при плохой игре. Стоило вводить новые политтехнологические «ноу-хау», сгонять силком на участки студентов и бюджетников, чтоб повысить явку всего лишь на 2% от имевшейся ранее, притом что реально она упала на 1 миллион человек.

Теперь обратимся к количеству голосов у кандидатов. По данным ЦИК Путин получил 76, 69% (56 млн 411 тыс. 688 голосов), Грудинин – 11,77% (8 млн 659 тыс. 052 голоса), Жириновский – 5,65% (4 млн 155 тыс. 022 голоса), Собчак – 1,68% (1 млн 237 тыс. 692 голоса), Явлинский – 1,05% (769 тыс. 618 голоса), остальные – менее 1%. Основная тема для обсуждения, конечно, – голоса Путина и Грудинина. Официальные СМИ, славящие победу Путина, уже сообщили, что КПРФ получила худший результат. Однако и это не что иное как передергивание фактов. На выборах в Госдуму в 2016 г. за Компартию проголосовали 7 миллионов 019 тысяч 752 гражданина России. Это и был худший за постсоветскую историю результат. Через 2 года, 18 марта 2018-го, кандидату от КПРФ Павлу Грудину отдают свои голоса уже более 8 миллионов 659 тысяч российских избирателей. И это при жесточайшей избирательной кампании с откровенной антикоммунистической пропагандой и с административным нажимом. Можно констатировать, что КПРФ стала медленно выходить из кризиса и за 2 года число ее сторонников среди российских избирателей увеличилось примерно на 1 миллион 600 тысяч человек (даже если это и нетипичный для КПРФ электорат, привлеченный Грудининым, как утверждают политологи-антикоммунисты, это люди, которые теперь будут голосовать за КПРФ). Конечно, это хуже результата Геннадия Зюганова на президентских выборах 2008 г., когда за главу Компартии проголосовали более 12 миллионов россиян. Но ведь это было до «крымской весны», в совершенно другой политико-экономической ситуации. Электоральная динамика КПРФ за последние 2 года внушает осторожный оптимизм.

***
Посмотрим теперь цифры по регионам. Больше всего проголосовавших за Путина – более 90% избирателей – в 6 регионах. Это Крым (92,15%), Севастополь (91,5%), Тыва (91,98%), Кабардино-Балкария (93,38%), Чечня (91,44%) и Дагестан (91%). Крым и Севастополь, в принципе, вопросов не вызывают – поддержка Путина там высока со времени присоединения этих регионов к России, так как Путин там воспринимается как спаситель от украинской военно-полицейской операции. А вот предельные проценты на Северном Кавказе выглядят очень подозрительно. Дагестан – это республика, где существует вооруженное подполье, фактически ведущее военные действия против российской власти. Тысячи боевиков местного происхождения скрываются в лесах и горах, десятки тысяч их родственников и единомышленников оказывают им пассивную поддержку. Не проходит и недели, чтобы СМИ не сообщили о теракте, убийстве полицейского или военнослужащего. 91% проголосовавших за Путина при явке 87,5% может означать одно из двух: либо боевики рядами и колоннами спустились с гор, пришли в избирательные комиссии, попросили членов комиссий подержать автоматы и поставили свои галочки напротив фамилии «Путин», либо имели место массовые фальсификации и давление на избирателей.

Что же касается Чечни, то общеизвестно, это регион – полностью отданный под контроль Рамзану Кадырову, так что говорить там о свободных выборах не приходится. Наблюдатели от Ксении Собчак, а также волонтеры штаба Навального сообщают на сайте «Медуза», что на тех участках в ЧР, куда допустили внешних наблюдателей, явка составляла от 30% до 60%, там же, где их не было, доходила до 99%. То же самое с голосами за Путина. Причем московские наблюдатели отмечают откровенные фальсификации при подсчете, когда не вбрасывали бюллетени, а просто делали приписки в протоколах.

Достаточно высокая поддержка Путина в национальных субъектах – Татарстан – 82%, Чувашия и Башкирия – 77%, Удмуртия, Ханты-Мансийский национальный округ – 76%, причем и тут ситуация схожая, портал «Иель-реалии» утверждает, например, что реальная явка в Башкирии была около 50%, а вбросы за Путина носили системный характер.

Меньше всего голосов за Путина было в дальневосточных регионах, где контроль администраций над населением традиционно слабее. В Хабаровском крае, Приморском крае, Амурской области, на Алтае и в Еврейской автономной области Путин получил от 65% до 67%. Сравнительно невысокая поддержка в Сибири: от 64% в Алтайском крае до 71% в Томской области. В Якутии у Путина самый низкий результат – 64, 38%. На Севере (Карелия, Ненецкий округ, Коми, Вологодская обл.) тоже поддержка колеблется от 70% до 73%.

В свою очередь в регионах, где у Путина меньше голосов, больше голосовали за Грудинина. На название нового «красного пояса» может претендовать теперь Дальний Восток, а в Якутии кандидата от КПРФ поддержало максимальное число избирателей – 27, 25%. Причем и в Центральной России трудно говорить о поддержке Путина подавляющим большинством – в Ивановской области поддержка Путина – около 70%, а Грудинина – около 15%, то есть соответственно меньше и больше общефедерального показателя.

Либеральные кандидаты набрали около 3% в общей сложности – это беспрецедентно низкая цифра. Даже Москва и Петербург (где явка была подозрительно высокой) не так активно, как раньше, голосовали за либералов. Алексей Навальный добился того, что столичный либеральный избиратель в основном остался дома, зато власти двух столиц пригнали на участки побольше «запутинцев». Ничего иного, кроме бонуса власти, от бойкота Навального и не ожидалось.

Вообще поддержка Путина падает с запада на восток и с юга на север. Путина больше поддерживают нацрегионы и Кавказ (да и там – больше элита, чем население), в меньшей – русские регионы. Это любопытно, потому что после 2014 г. пропагандистами политики Путина стали русские национал-демократы вроде Егора Холмогорова, которые выступают за отделение Кавказа и упразднение нацреспублик. Получается, они не знают и не чувствуют ни нужд русского народа, ни социальной базы своего кумира Путина.

При общей достаточно высокой поддержке Путина (даже с учетом административного ресурса, который, скорее всего, отнял у Грудина от 5 до 10%) наблюдается не очень хорошая тенденция нарастания раскола страны по линии север – юг и доуральская – зауральская Россия.

***
Итак, результаты выборов можно свести к следующим тезисам:

– в России создан механизм для обеспечения явки и голосования за действующего президента и основа его – политтехнологии и административный прессинг, благодаря которым цифры проголосовавших за Путина оказались неприлично велики, а у Грудинина отобрали значительную часть голосов;

– СМИ и особенно телевидение полностью контролируются властью и использовались ею как инструмент грязной пропагандистской кампании;

– либеральная идеология и либеральные политики практически не имеют влияния в России, их поддержка колеблется около значения статистической погрешности;

– партия «Единая Россия» настолько непопулярна у населения, что даже ее лидер Владимир Путин предпочел выдвигаться не от нее, а самостоятельно;

– хотя цифры поддержки Путина явно завышены, ясно, что у него до сих пор большой электоральный потенциал, сильно превышающий потенциал других кандидатов;

– поддержка Путина велика на Кавказе, в нацреспубликах (кроме Якутии), на юге России;

– число сторонников КПРФ в целом по стране выросло больше чем на полтора миллиона человек за последние 2 года, партия медленно выходит из кризиса 2016 года;

– поддержка КПРФ явно растет в Сибири и на Дальнем Востоке, менее заметно – в центре и на севере страны.

Выборы президента 2018 г. стали серьезным испытанием для левопатриотических сил. Они пока не добились победы, но поводы для умеренного оптимизма имеются. По мере углубления внутренних и международных противоречий поддержка Путина будет падать, и левопатриотические силы должны быть готовы возглавить протестное движение и, наконец, сделать то, к чему они были так близки в 90-х – взять власть, опрокинув машину фальсификаций и лжи.

Рустем ВАХИТОВ
Источник: «Советская Россия»
Выборы-2018, общество, политическая система, аналитика

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
САЙТЫ
Личный кабинет
#########