Новости KPRF.RU
Пожертвование в избирательный фонд П.Н. Грудинина


Друзья! Грудинин открыл избирательный счет и все сторонники теперь могут поддержать его и ...

Павел Николаевич Грудинин. Биографические данные


Биографические данные кандидата на пост Президента Российской Федерации от КПРФ и ...

«Красная Линия» о Павле Грудинине: Территория социального оптимизма


Представляем специальный репортаж телеканала «Красная Линия» - «Территория социального ...

Юрий Афонин провел интернет-совещание с партийными организациями Приволжского федерального округа


Заместитель Председателя ЦК КПРФ Ю. В. Афонин провел видеоконференцию с руководством ...

Сергей Обухов про официальную социологию, «распил» денег на кампании «Анти-Грудинин», образ Грудинина как «правильного Путина»


Доктор политических наук Сергей Обухов опубликовал в своем telegram-канале ObuhovPRO ...

Архивы публикаций
«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
ВАЖНО
Опрос посетителей
вам нравится сайт

Тупик «интеграции по-российски»

Об этом событии накануне Нового года российские телеканалы сообщили коротко, словно бы сквозь зубы. И причина вовсе не в том, что в тот самый день, 26 декабря, в России был день траура по погибшим в авиакатастрофе в международном аэропорту Сочи (Адлер). И не в последующих событиях, которые могли бы заслонить собой состоявшийся в Санкт-Петербурге саммит государств — членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС): завершись он по-другому, все провластные средства массовой информации трубили бы всю предновогоднюю неделю, а потом и всю первую декаду нового года об «огромном успехе интеграции на постсоветском пространстве». Но вышло всё иначе.

Тупик «интеграции по-российски»

ИТАК, в первый день последней недели 2016 года на берегах Невы предполагалось устроить что-то вроде триумфа «интеграции по-российски»: президенты России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии должны были торжественно подписать Таможенный кодекс стран ЕАЭС. Работу над этим документом стороны начали три года назад, то есть ещё даже за год до официального начала деятельности самого Евразийского экономического союза, и увенчание её означало бы демонстрацию перед всем миром не только двухлетних успехов существования ЕАЭС, но и — пожалуй, самое главное — достижений высшей российской власти по восстановлению некоего подобия единства бывших союзных республик СССР. А значит, была предпринята определённого рода попытка заслонить в сознании россиян приходившееся как раз на декабрь 25-летие позорной даты — преступных беловежских соглашений по развалу Советского Союза.

В реальности события развернулись по совсем другому сценарию. Началось с того, что на саммит не прибыл президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, и стало понятно, что подписи Белоруссии — ведущего российского союзника и экономического партнёра на территории всего СНГ — под текстом Таможенного кодекса не будет. Один этот факт — ЧП, но на этом проблемы у организаторов не закончились: уже в ходе начавшегося и без того усечённого саммита документ отказался подписывать ещё один участник ЕАЭС — президент Киргизии Алмазбек Атамбаев.

Таким образом, вместо желаемого триумфа саммит оказался перед угрозой срыва со скандалом мирового уровня. Но стоит ли удивляться случившемуся? На протяжении всех двух лет деятельности ЕАЭС — и «Правда» об этом неоднократно сообщала — у стран, входящих в этот союз, возникали постоянные взаимные претензии к существующей модели интеграции, главным двигателем которой выступала как раз Россия. Например, с одной стороны, согласно достигнутым в начале деятельности ЕАЭС договорённостям, на территории стран-участниц создаётся общее пространство со свободным перемещением товаров, услуг, капиталов и рабочей силы и декларируется проведение согласованной политики в ключевых отраслях экономики. С другой же стороны, даже до того чтобы только подступиться к проведению такой политики, ещё очень далеко: слишком разная у объединившихся в ЕАЭС государств общая экономическая политика, да и не только экономическая.

Как, к примеру, привести к общему знаменателю политику народной власти Белоруссии, направленную на обеспечение интересов подавляющего большинства населения, и политику российской власти по всяческому ублажению кучки нефтегазовых олигархов, какой бы статус они ни носили — руководителей частных компаний или государственных корпораций? Да и со свободным перемещением товаров постоянно возникают проблемы. Не они ли побудили президента Киргизии А. Атамбаева накануне декабрьского саммита прямо заявить, что в сотрудничестве стран ЕАЭС «временами превалируют» негативные моменты?

Например, у Киргизии имеется договор о льготном таможенном режиме с соседней сверхдержавой — Китайской Народной Республикой. Это означает, что социалистический экономический гигант, давно обогнавший Соединённые Штаты по объёму промышленного производства, поставляет в соседнюю Киргизию на взаимовыгодных условиях огромную массу товаров, включая одёжно-обувной ширпотреб. Всё логично, ведь Россия-то ничего этого не поставляет! В свою очередь, Киргизия как член ЕАЭС, исходя из незыблемых правил экономической интеграции, по идее должна иметь право на таких же льготных условиях экспортировать товары на территорию государств — партнёров по союзу, в том числе в Россию. И вот тут-то возникают проблемы: ведь среди экспортируемых Киргизией товаров масса одежды и обуви китайского производства, то есть элементарно перепродаваемых.

Но встаёт принципиальный вопрос: а надо ли, скажем, России выражать какое-либо недовольство именно по такому поводу? Разве у нас — наконец-таки — наладили производство собственной обуви и одежды? Напротив, недавно официальная правительственная «Российская газета» опубликовала буквально разгромные — иначе не назовёшь! — выводы, которые на основании официальных же данных Росстата сделал профессор Яков Миркин из Российской академии наук. Так вот, по итогам 2015 года российская лёгкая промышленность произвела, скажем, пальто всех видов примерно по одному на… 146 человек! И это никакая не шутка, а суровая реальность. При этом отдельно женских пальто и полупальто произведено в количестве одной штуки на 65 взрослых женщин, мужских пальто и полупальто — по одному на 500 человек. У дам, как видим, некоторое преимущество, но всё равно — не маловато ли будет при нашем-то климате?

А если, к примеру, взять производство женских юбок, то его падение продолжалось уже и в минувшем году, и за 10 месяцев 2016-го, и по сравнению с аналогичным периодом 2014 года составило 36 процентов. В результате в количественном выражении в России производится 1 юбка примерно на 25 представительниц прекрасного пола. Впору неприлично шутить на этот счёт, да только отчего-то не до шуток! Где же, позвольте спросить, разрекламированные властью «позитивные сдвиги» в отечественной лёгкой промышленности? И можно ли нашему народу в такой ситуации обойтись без масштабного импорта?

А раз нельзя и коль скоро наша лёгкая промышленность в результате деятельности последышей Ельцина и Гайдара, окопавшихся во властных кабинетах, до сих пор не может подняться на ноги после того разгрома, который ей учинили «демократы» и «либералы» в приснопамятные 90-е годы, то для чего же России вставлять палки в колёса импорту из той же Киргизии, пусть даже эти товары завезены из Китая? Для миллионов российских потребителей, у которых нет денег на покупку одежды и обуви из Италии, Франции и Швеции, вдвое подорожавших после катастрофического обвала рубля два года назад, такие товары являются просто спасением. А для взаимоотношений внутри ЕАЭС — снятием лишней проблемы, которых, повторимся, в этих взаимоотношениях накопилось немало.

Вот недовольство президента Атамбаева общим положением дел внутри ЕАЭС и вылилось в отказ подписывать итоговый документ. Таким образом, саммит оказался на грани грандиозного провала, причём не только фактического, но даже и формально-юридического: без подписей двух из пяти глав государств — участников ЕАЭС Таможенный кодекс вообще превращался в простую бумажку, ради которой не стоило и собираться.

В результате срочных переговоров подпись президента Киргизии под Таможенным кодексом всё-таки удалось получить, а дальше документ направили в Минск для согласования с «батькой» Александром Лукашенко. Но даже безотносительно к дальнейшей судьбе кодекса всё случившееся означает, что «интеграция по-российски» оказалась в глубоком тупике.

Ведь что послужило — нет, не формальным, а реальным — поводом отсутствия белорусского президента на саммите? Да всё то же, о чём «Правда» пишет уже давно: очередная попытка российского правящего класса использовать природный газ и нефть для очередного же давления на соседей. Суть дела в том, что если о цене поставляемого с нынешнего года в Белоруссию российского газа стороны худо-бедно договорились, то по поводу суммы оплаты за поставленный в истекшем, 2016 году газ позиции сторон разнятся. Если Белоруссия обоснованно настаивает на цене, сопоставимой с той, по которой топливо поступает российским потребителям (что и вытекает из принципов деятельности Союзного государства), то «Газпром» категорически требует «добавить» 300 миллионов долларов сверх этой цены за одно лишь первое полугодие 2016-го. Как будто г-ну Миллеру и членам его правления мало тех дивидендов, что они получают по итогам каждого года!

А ведь мы постоянно слышим в рекламе по государственному телевидению, что «Газпром» — это национальное достояние. Но если это так, то не пора ли этой уважаемой корпорации с львиной долей государственного участия подужаться в своих доходах именно в интересах российской нации и её союза с братским белорусским народом? А государству Российскому — занять более жёсткую позицию в этом вопросе?

Пока же, к сожалению, позиция нашего государства совсем иная. Как отмечают эксперты, иначе как прямым давлением на Белоруссию по «газовому вопросу» нельзя назвать снижение поставок российской нефти, наблюдаемое как раз с середины минувшего года. В то время как, согласно имеющимся договорённостям, ежегодный объём таких поставок в период 2014—2016 годов должен был составлять 24 миллиона тонн (или порядка 6 миллионов тонн за квартал), в реальной действительности в третьем квартале в Белоруссию было поставлено всего 3,5 миллиона тонн. По итогам же четвёртого квартала планировалось урезать объёмы поставляемой нефти ещё на 500 тысяч тонн. Если это не экономический шантаж, то что?

Таким образом, очевидно, что провал с подписанием Таможенного кодекса пятью участниками ЕАЭС и трудности в ходе подписания остальными четырьмя — вовсе не досадная случайность. Это обусловлено всей российской экономической политикой, а в конечном счёте — самой сущностью российской власти. И очень символично, что в тот самый день, когда российское руководство со скрипом пыталось изобразить подобие единства участников ЕАЭС на берегах Невы, а по всей России был объявлен траур по погибшим в сочинской авиакатастрофе, из всех стран только Белоруссия в знак солидарности с нашим народом объявила у себя такой же общегосударственный траур, тем самым показав всему миру, что в Минске чётко разделяют братский народ России и олигархическую российскую власть.

Олег ЧЕРКОВЕЦ, доктор экономических наук
Источник: «Правда»
внешняя политика, ближнее зарубежье, капитализм

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
САЙТЫ
Личный кабинет
#########