Новости KPRF.RU
Программа «Темы дня» (20.06.2019) на телеканале «Красная Линия»


Представляем программу «Темы дня» на телеканале «Красная Линия» от 20 июня 2019 ...

С.П. Обухов о прямой лини президента с народом


Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук С.П. Обухов о прямой линии ...

Г.А. Зюганов: Грудинина можно назначать премьер-министром. У него НЕТ денег в офшорах и зарубежных счетов


Комментарий Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова в социальных сетях.«В ответ на вопрос о ...

Н.В. Коломейцев: В России рекордный рост социального неравенства


Рекордный профицит федерального бюджета России сопровождается таким же рекордным ростом ...

Кандидат в губернаторы Сахалинской области от КПРФ Алексей Корниенко побывал в Охе


Кандидат в губернаторы Сахалинской области, депутат Государственной Думы Алексей ...

Архивы публикаций
«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Андрей Левченко: «Призываю всех не удивляться»

Телекомпания «Аист» возобновила в своем эфире проект «Разговор о главном». «Это будут интересные беседы с политиками, путешественниками, учеными, музыкантами, актерами, спортсменами, — словом, с интересными людьми. О личном и профессиональном, об актуальных и острых темах и событиях мы будем вести наш разговор «О главном»», — говорит Ирина Белогривая, ведущая этой программы. Интервью с депутатом Законодательного собрания Иркутской области, руководителем фракции КПРФ Андреем Левченко.

Андрей Левченко: «Призываю всех не удивляться»

— Андрей Сергеевич, полгода назад в Законодательное собрание избрали новый состав депутатов. В числе парламентариев и Вы. Вы с первых дней буквально окунулись в очень острую конкурентную обстановку. Скажите, Вы были готовы к такому повороту событий?

— Да, время бежит быстро, конечно. Полгода действительно быстро пролетело. Мы всегда занимались конкурентной борьбой.

Партия КПРФ сама по себе — оппозиционная партия уже много лет у нас в России. Поэтому к борьбе нам, честно говоря, не привыкать. В своей жизни я уже много видел разных столкновений политических. И поэтому сегодняшняя работа в Законодательном собрании ничем, собственно говоря, особо не отличается от этого процесса. Разница состоит только лишь в том, что раньше мы занимали позиции, оппозиционные к правящей партии, и при этом не могли особо влиять на процесс, поскольку было всего шестеро депутатов из 45. Потому озвучивание нашей позиции и голосование «против» или «за» по каким-то вопросам часто шло вразрез позиции «Единой России» и не приводило к тому результату, который нужен был нам.

Сегодня совершенно другая ситуация. Сегодня многопартийный парламент и у нас 5 фракций из депутатских групп, и ни у кого нет большинства из 23 депутатов, то есть больше половины. Поэтому сегодня у нас работа настроена на общение с другими фракциями, с другими партиями и попытки прийти к здравому смыслу и договориться по важным вопросам.

— В связи с этим Вам удается отстаивать позицию, которую занимают депутаты Вашей фракции?

— Да, я думаю, что на всех последних сессиях Заксобрания уже достаточно явно видно, что позиция нашей фракции очень сильна. И, несмотря на то, что у нас 18 человек из 45 (для голосования, для принятия решений требуется минимум 23 голоса, чаще всего по важным вопросам, либо большинство из присутствующих, которого у нас тоже по этой же причине обычно нет), тем не менее, именно позиции нашей фракции являются победными, так скажем.

То есть нам удается и предварительно, и во время сессии отстоять те мнения, которые идут изнутри нашей фракции. Много уже было таких случаев, когда позиция той же, например, «Единой России», направлена не на какие-то конкретные, нужные решения, а направлена на то, чтобы политизировать процесс в своих чисто политических целях. Она не достигает успеха, такая позиция. И нам удается ситуацию развернуть в конструктивное русло, так скажем.

— А можете пример привести какой-нибудь?

— Примеров было очень много. Например, нынешнее руководство Законодательного собрания, которое почти полностью, к сожалению, пока состоит из депутатов от «Единой России», решило ввести новый, по сути, орган Заксобрания — Совет по взаимодействию с муниципальными образованиями. Его предлагалось сделать немного в другом формате, чем тот Совет, который уже существует сегодня. И, по сути, разница состояла лишь в том, что можно было бы руководству «Единой России» приглашать на площадку Заксобрания заведомо тех руководителей муниципалитетов, которые являются членами «Единой Росии», и озвучивать позицию именно этой партии.

Мы этого не допустили. Уже существующий Совет, практически такой же, подразумевает приглашение более широкого круга участников и допускает возможность представления разных точек зрения. То есть, не допускает какой-то гегемонии одной позиции. Этого не допустила наша фракция, убедив другие малые фракции, что такое делать нельзя. Оставили тот Совет, который есть. Он продолжает работать именно в том формате, который является более общим.

— Андрей Сергеевич, все помнят первые две сессии нового созыва. Это были чуть ли не ночевки в Сером доме. А вот последние по сравнению с ними прошли достаточно спокойно. С чем это связано? Удалось договориться, найти какие-то точки соприкосновения, притерлись друг к другу?

— Нет. Я думаю, что это обманчивое впечатление, что они проходят более спокойно. Дело в том, что установочная сессия была для многих волнительной: и для депутатов, и для журналистов, которые интересуются этой ситуацией, потому что было непонятно все-таки, как распределятся руководящие должности в Законодательном собрании. Поэтому был такой оживленный процесс. Сейчас это уже текущая работа. Это законопроекты, постановления, это различные отчеты. То есть, это уже текущая работа Законодательного собрания. Она, конечно, не всегда такая яркая, как избирательный какой-то процесс внутренний в данном органе законодательной власти. Поэтому кажется, что вроде бы страсти улеглись.

На самом деле это далеко не так. В так называемых «кулуарах» они кипят — именно по той причине, что нет возможности сегодня ни у одной партии установить свою такую позицию, чтобы она от сессии к сессии не менялась. Сделать это достаточно сложно на сегодняшний день. Но по многим важным вопросам: будь то бюджет, например, годовой, какие-то законопроекты, которые влияют на некоторые экономические, финансовые показатели тех же муниципалитетов, на полномочия этих муниципалитетов: как, например, распоряжение землями, не распределенными в городе Иркутске и Иркутском районе; по генеральному плану, по его утверждению, то есть по тем вопросам, которые затрагивают важные моменты на местах, — по ним идет достаточно серьезная борьба.

— Сейчас у всех на слуху события, которые муссируются в информационном поле вокруг главы регионального обкома Сергея Левченко — главы области. Это и пресловутая история с медведем, и зарубежные поездки, и загородный дом. По Вашему мнению, — это информационная война? С чем она связана и какие последствия могут быть у нее?

— Это не война. Это информационная борьба. Причины только в одном — можно сказать, что стартовала губернаторская кампания, которая ведет к выборам 2020 года. Видимо, очень захотелось обновленному составу опять же «Единой России» (была недавно конференция, выбрано новое руководство — Вы знаете об этом), тем людям, которые сегодня формально находятся в оппозиции («Единая Россия» сегодня формально находится в оппозиции, поскольку не ее представитель руководит исполнительной властью региона), хотелось бы очень вернуть власть в свои руки: исполнительную власть, высшую региональную. Поэтому очень рано стартовала такая избирательная кампания. Думаю, что это единственная причина. В принципе, мы готовы были в нее вступить, мы в нее вступаем. Думаю, что борьба будет очень жесткой. Например, во второй половине этого 2019 года очень сильно обострится ситуация — состоятся выборы депутатов Думы города Иркутска, такой основополагающий во многом момент. Близятся в сентябре этого же года выборы мэра города Братска и Думы города Братска в полном составе. Поэтому мы очень много увидим таких политических нападок, под разным соусом. К сожалению, я уже могу зафиксировать, что те так называемые технологи, которые привлекаются партией «Единая Росиия», по-другому работать не умеют: в основном, вот такими черными способами, исподтишка. Запустить какой-то слух непонятный, его раздувать стараться — это их методы. В 2015 году на выборах губернатора то же самое происходило. Во многом та же самая команда этих технологов, кстати, работает. В основном они все приезжие, не местные, получают достаточно большие деньги и занимаются вот таким черным пиаром. Мы этого увидим еще очень много. Призываю всех не удивляться.

— То есть вы готовы?

— Мы готовы.

— Но, помимо политики, Вы еще и бизнесмен.

— Я привык называть себя строителем. Не знаю, насколько бизнесмен, но вот больше ничем я в жизни не занимался — только строительством после института.

— Так или иначе, Вы руководите предприятием, коммерческим. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, должны ли в политику идти представители бизнеса или, наоборот, не должны?

— Я думаю, что это вполне нормальный процесс. То есть все-таки львиная доля депутатов Законодательного собрания и также всех представительных органов власти, то есть местных Дум — люди, которые не находятся на содержании так называемых бюджетов, то есть львиная доля депутатов не получает никакую зарплату, в том числе и я, например. Соответственно, нет никакого конфликта интересов в данном случае. И я за то, чтобы представители разных сфер экономики: того же строительства, здравоохранения, образования и так далее — были представлены в этих органах: местных Думах и в Законодательном собрании. Потому что у нас, в частности, в Законодательном собрании, крайне широкий перечень сфер, по которым необходимо мнение все-таки специалистов.

— Не могу не задать вопрос, который волнует сегодня всех. И даже звезды российского шоу-бизнеса, блогеры-миллионники активно репостят тему, что сейчас идет активно сбор подписей против строительства завода по розливу воды на Байкале. У Вас, как гражданина, какое мнение относительно этой ситуации и как депутат Вы мониторите эту проблему?

— С точки зрения закона это будет в ближайшее время проверено. Вы знаете, губернатор дал поручение проверить законность строительства этого завода. Вариантов тут два: если какие-то документы были оформлены неверно или каким-то незаконным способом, и это будет выяснено, то, конечно, строительство такого объекта (как и любого другого объекта: не на берегу Байкала, в городе, на селе) должно быть прекращено: через суд, по предписанию прокуратуры и т.д. Любое строительство должно соблюдать закон — все стороны, которые им занимаются. Если не будет найдено никаких нарушений — честно говоря, я не вижу здесь какого-то кошмара и страшной ситуации. На берегу Байкала и в прибрежной его зоне уже, наверное, лет двадцать существует множество различных предприятий по розливу воды. Все же об этом знают. Мы же видим воду в магазинах, она продается у нас. Некоторые заводы работают с прямым забором воды из Байкала, некоторые находятся на берегу и берут воду из скважин — забирают воду из артезианских источников, питающих Байкал... Нужно понимать реальную или, так скажем, техническую сторону этого вопроса. Говорить о том, что построить несколько даже крупных заводов по розливу воды напрямую из Байкала и тем самым его осушить или понизить его уровень — это, конечно, абсолютно не так, поскольку любой расчет математический показывает: чтобы это сделать, нужно таких заводов десятки тысяч. Потому что объем воды, который находится в Байкале и постоянно его пополняет и вытекает через реку Ангару, просто огромен. «Выпить» Байкал очень сложно. Это практически невозможно.

Другое дело — как работать будут эти предприятия: будут ли они платить налоги, создавать экологически чистые производства, находясь на берегу уникального озера Байкал — нашего достояния. Вот это главный вопрос. То есть, если будет стоять завод, пусть он будет отчасти с иностранным капиталом, — ничего страшного в этом тоже, может быть, и нет, поскольку нам же нужен сбыт этой воды, если говорить о больших объемах. Мы в Иркутской области такие объемы точно не реализуем — они здесь просто не нужны. Это может быть поставка воды и на экспорт. Мы видим опять же в магазинах иностранную воду: «Aqua Panna», «Perrier», например, и так далее. Мы ее здесь покупаем, к нам ее везут из Альп, например, где гораздо меньшие объемы запасов пресной воды. Ее сюда везут, она по всему миру известна, считается очень хорошей качественной водой. Я бы очень хотел, чтобы вода Байкала была в мире не менее известна, чем вода «Perrier», например. Я бы этим гордился. Чтобы она продавалась по таким же ценам, сравнительными с этим. И от этого мы бы здесь получили рабочие места. Да, еще раз повторю, должно быть экологически чистое производство, оно должно платить все необходимые налоги. И если от такого производства будет только вот такая польза, не будет никакого вреда — почему нет? Я считаю — это нормально.

— Андрей Сергеевич, Вы входите в так называемую Ангарскую группу Законодательного собрания, недавно созданную, которая лоббирует интересы этого муниципалитета. И сейчас многие обсуждают ситуацию с фирмой «Звезда», с лифтовым хозяйством. Скажите, вы, как депутаты, каким образом следите за ситуацией, как-то влияете, может быть, какие-то решения проблемы предлагаете?

— Вот этой темой занимаюсь уже, наверное, с лета — когда были выборы в Законодательное собрание, мне пришлось в эту тему погрузиться, поскольку, к сожалению, тема начала политизироваться именно в Ангарске. Потому сейчас это и распространяется до сих пор. Этой теме на самом деле уже несколько месяцев. Просто мы ее услышали в Ангарске, а теперь ее стараются эти товарищи «черные технологи» использовать уже на областном уровне. Что было, собственно говоря? В прошлом году велась замена нескольких сотен лифтов по всей территории Иркутской области. Работали московские компании, и местная компания работала. По сути, все эти подрядные компании и Фонд капитального ремонта столкнулись с тем, что на местах ни администрация, ни управляющие компании, которые обслуживают эти лифты, просто оказались не готовы к такой массовой замене лифтов. У нас ведь ее никогда не было за последние годы. Все эти лифты еще в советское время были установлены: 25, 30 и более лет назад и все это время эксплуатировались. Конечно, давно уже должны быть заменены. Но, к сожалению, руки правительства нашего областного дошли до этого момента только сейчас, хотя нужно было это делать уже давно, вкладывать в это средства.

Так что происходило по всей территории области, по всем муниципалитетам? Есть новый лифт, который взамен старого установили. Необходимо его поставить на учет в Ростехнадзоре. Постановкой на учет занимается управляющая компания, которой от Фонда капитального ремонта после завершения работ он передается в эксплуатацию. Именно управляющая компания, которая обслуживает данный дом, должна поставить его на учет в Ростехнадзоре. Управляющие компании обращаются к Ростехнадзору для этой цели, Ростехнадзор предъявляет к ним установленные законом требования — в штате управляющих компаний должны быть специалисты, аттестованные на обслуживание этих лифтов: и слесари-ремонтники, и электрики, которые именно по обслуживанию лифтов прошли обучение, и так далее. Достаточно много там разных аттестаций. Это же опасный грузоподъемный механизм, поэтому предъявляются требования Ростехнадзором — федеральной организацией. Так оказалось, что они не могут поставить их на учет — у них нет таких специалистов, у них просто их не было. Вопрос — как обслуживались старые лифты, — у меня, конечно, сразу возник. Потому что брались этими управляющими компаниями средства за обслуживание домов. В тариф входило обслуживание лифтов — в домах, где они есть. В домах с лифтами и тариф-то больший. Оказалось, что у них не было этих специалистов. Как обслуживали они те лифты, которые еще не заменены (и до сих пор они их обслуживают — не замененных лифтов у нас тысячи еще) — для меня тоже большой вопрос. Соответственно, пошли задержки с пуском этих лифтов в эксплуатацию.

Управляющие компании, понимая, что они, по сути, оказываются крайними в этой ситуации, избрали очень интересную методику — они перестали их принимать в эксплуатацию от Фонда капитального ремонта по разным причинам: искать какие-то недоделки, ну просто на пустом месте, у всех этих подрядчиков. Поскольку, если принят объект в эксплуатацию, ты должен его запустить. А ты не можешь. Поэтому старались не принимать, параллельно ища специалистов по всей территории области, даже в других регионах, в срочном порядке их аттестовывая, обучая и т.д.

К сожалению, вот так. И в целях политических у нас в Ангарске велась борьба. Действующие депутаты Ангарской городской Думы, партия «Единая Россия» в очередной раз почему-то решили избрать эту ситуацию одним из методов своей избирательной кампании, «попиариться» на этой проблеме. Подняли эту тему на поверхность. В частности, обнаружили, что один из моих помощников работает в одной из подрядных организаций, начали писать о том, что вот задержка пуска лифтов в эксплуатацию имеет отношение ко мне, каким-то образом я задержал эти лифты. Это глупости, конечно, нонсенс какой-то. Я не имею отношения к пуску лифтов в эксплуатацию. Надо было, видимо, разбираться с управляющими компаниями, если бы кто-то хотел этого. Но таких целей у них не было.

— Андрей Сергеевич, и буквально несколько коротких личных вопросов — ведь нашим зрителям хотелось бы немного о Вас узнать. Я с удивлением обнаружила, что вы — президент городской федерации дзюдо. Как давно Вы занимаетесь этим видом спорта? И вообще со спортом дружите?

— Дзюдо я занимался еще в младших классах школы, потом, в строительном университете в Москве занимался самбо. Там очень серьезная секция самбо. Выступал на соревнованиях по Москве, по Московской области. Ко мне обратились члены этой федерации, спортсмены. К сожалению, ушел из жизни их прежний руководитель, и Иркутская федерация осталась без руководителя. Предложили мне. Мне этот вид спорта близок, я согласился и сегодня работаю там. Это общественная должность, естественно. Наши спортсмены, к моей гордости, очень хорошо выступают. Недавно наш спортсмен занял третье место на кубке Европы.

— Вы упомянули Москву. А почему не остались там после института, наверняка была ведь возможность?

— У меня никогда не было такой цели. Честно говоря, Москва мне не нравится. Очень. Могу там находиться неделю, потом прямо очень тяжело. Там люди, которые, к сожалению, не думают о своих близких, коллегах, знакомых. Думают только о себе — мне это очень не нравится.

— Андрей Сергеевич, Вы — сын известного политика. Скажите, это ответственно? Вы чувствуете на себе вот этот груз: приходится как-то по-другому себя вести, держать в руках?

— Воспринимаю уже это спокойно. Мне кажется, все люди должны вести себя прилично, неважно, чей ты сын. Хотел бы, чтобы меня именно так воспринимали — не чьего-то родственника или сына, а именно как просто человека — нормального, порядочного и профессионального в той сфере, где я работаю.

— В самом конце задаем два вопроса нашим гостям. Скажите, есть ли какой-то поступок в Вашей жизни, за который Вам очень стыдно или которым Вы гордитесь?

— Сложный вопрос. Поступки, за которые стыдно? Пожалуй, не то, чтобы стыдно за то, что я сделал намеренно — такого нет. Есть некоторые вещи, когда ты не подумаешь, обидишь чем-то человека, а потом бывает стыдно, неудобно очень.

— Ваше самое большое достижение?

— Мое в принципе, считаю, достижение в том, что я не стараюсь подстраиваться под какую-то там конъюнктуру. Живу, как вот я живу, и у меня есть своя жизненная позиция. И мне неважно, как мне может быть плохо или как я буду страдать, и какие мне будут организовывать проблемы противоборствующие, так скажем, стороны. Но я ее не сменю точно. Считаю, что это, наверное, неплохо.

Беседовала Ирина БЕЛОГРИВАЯ, ТК «АИСТ»
«Приангарье», № 12-13, 2019 г.
Левченко Андрей, депутаты, законодательное собрание, интервью, фракция

21 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########